7days.ru Полная версия сайта

Михаил Мамаев: «За рулем люблю тишину»

Актер и ведущий программы «Теория заговора» на Первом канале рассказал о своем автомобиле.

Читать на стайте 7days.ru

Актер и ведущий программы «Теория заговора» на Первом канале Михаил Мамаев не представляет своей жизни без автомобиля. За рулем он испытал немало приключений, но при этом ни разу не попадал в серьезные аварии.

Первыми машинами, серьезно заинтересовавшими Михаила, были иномарки. «У мальчика, к родителям которого мы пришли в гости, была коллекция моделей машинок. Большая редкость в те годы. Его папа с мамой — дипломаты — много времени проводили за рубежом и привозили сыну эти модели. Уходить от такой красоты, конечно, не хотелось». Родители Михаила за границу не выезжали, но после долгих поисков купили Мише уменьшенную копию «Жигулей», и они стали любимой игрушкой.

А первой настоящей машиной артиста стала отечественная «Ока», только что запущенная в производство в 1988 году. Причем благодаря возможностям отца Михаила, генерал-майора Алексея Мамаева, это была вторая «Ока» в Москве. Первая такая машина досталась известному спортивному комментатору Николаю Озерову. За машиной Михаил с однокурсником по МГИМО полетел прямо на завод, в Набережные Челны. Стояла зима, и ребятам предстояло преодолеть на новом автомобиле больше тысячи километров пути до Москвы по заснеженным дорогам. «Надо сказать, что «Ока» удивительно здорово со всем этим справилась, — вспоминает Михаил. — Два года я на ней ездил, но потом, конечно, захотелось машину побольше». За свою автомобильную жизнь актер поменял много разных марок, ездил и на отечественной классике, и на «немцах», и на «японцах». «Я не являюсь поклонником каких-то определенных производителей, может быть, потому, что на первое место ставлю не комфорт или дизайн, а удовольствие от вождения и практичность», — говорит Михаил.

На самую длинную поездку в своей жизни Мамаев решился еще в юности. Тогда, в 1993 году, они вдвоем с другом на совсем новой «японке», купленной в складчину, решили отправиться в Стамбул, где у Михаила была работа. Мамаев тогда еще только начинал сниматься и работал по своей первой профессии журналиста-международника. Обстановка в стране была сложная, на заправках часто продавали некачественный бензин, а водители старались не останавливаться на ночлег на трассе. «Но основная проблема была связана не с бензином, — вспоминает Мамаев. — Тогда же не было навигаторов, только бумажные карты, по которым было трудно ориентироваться. Сложности начались после того, как мы опоздали на паром в Одессе, просто немножко задержались в пути. Паромы ходили редко, и мы решили, по молодости, рвануть по суше. Вот тут-то и начались приключения, потому что дороги были ужасные, а пограничные пункты располагались в самых неожиданных местах. 

Помогала моя популярность в «Гардемаринах», которые только что вышли, но тоже не везде. В Приднестровье по нам даже стреляли. Мы ехали через какие-то цыганские поселки, выбегали толпы детей и облепляли нашу машину. Люди впервые увидели цвет «металлик», он только что появился, и это синее чудо, купленное с выставки в Москве, вызывало восторг. В результате, мы пересекли границу там, где ее нельзя было пересекать. Молдавские пограничники нас пропустили, а румынские, на той стороне моста, не хотели пускать, потому что у нас в паспорте не было визы. Но, в отличие от Остапа Бендера, который поплатился всем своим состоянием при переходе румынской границы, мы отделались двадцатью пятью долларами с носа. Правда, когда возвращались в Россию, из-за этого были вопросы: а почему у вас нет штампа о выезде? Выехали-то мы, по сути, нелегально».

С тех пор Мамаев проехал за рулем много сотен тысяч километров. Но в поездках за границу предпочитает брать авто напрокат. Таким образом актер объехал уже всю Европу. А недавно осуществил свою мечту и пересек Керченский пролив по Крымскому мосту на Genesis G90. «Это единственная в моей водительской практике такая большая машина и такого уровня комфорта, — рассказывает артист. — Считается, что это бизнес-класс и в ней нужно ездить с водителем, но мне кажется, человек, который ни разу не сядет за руль Genesis G90, очень много потеряет. Это космический корабль, а не машина. Ну, или как минимум самолет, частный бизнес-джет. Все самые последние достижения электроники используются в оснащении. И многие преимущества ты чувствуешь именно в дальней поездке. Все эти регулировки сидений и руля, которые снимают такое понятие, как усталость. Проекция скорости на лобовом стекле. Иногда кажется, что ты в компьютерном симуляторе, настолько легкое и четкое управление. Когда я после G90 сел в свой навороченный японский джип, мне показалось, что в нем нет гидроусилителя руля».

Благодаря своему большому водительскому опыту Михаил очень быстро осваивается с управлением любой машины. В его актерской жизни приходилось решать задачи, с которыми справится не каждый. Например, водить автомобиль с установленным на капоте съемочным оборудованием да еще играть роль при этом. «Представьте, что вы едете на машине, где процентов 50 лобового стекла закрыты, и при этом вам нужно не искать просветы, чтобы видеть дорогу, а играть, произносить текст, отвечать на реплики партнера, тянуть линию образа. Так что я считаю себя опытным водителем», — говорит Михаил.

Косвенным подтверждением этого служит и то, что в серьезные аварии Мамаев никогда не попадал. «Конечно, сразу научиться хорошо водить невозможно, потому что это опыт, обретаемый с годами, как опыт жизни, но, слава богу, серьезных аварий, тьфу, тьфу, тьфу, не было», — говорит актер.

А вот своих способностей автомеханика Михаил не переоценивает. Конечно, в юности, как и многие, кто ездил на отечественных машинах, мог сам понять, что сломалось, и справиться с небольшим ремонтом. «Я сам менял масло, фильтры, мог продуть карбюратор, знал, что, если перегрелся бензонасос, на него нужно положить мокрую тряпку. Но современный автомобиль — очень сложный механизм, поэтому я доверяю обслуживание и ремонт профессионалам», — говорит Михаил.

У актера есть свои «шоферские секреты», которыми, впрочем, он охотно делится: «Самое опасное в дальних поездках — если клонит в сон. Когда мы практически без остановок ездили в Турцию, то просто обливались водой. Выйдешь из машины, как следует умоешься — и дальше погнал. А еще купались в море. В Болгарии трасса идет по побережью, и мы останавливались и прыгали в прохладную воду. Также помогает пение. Я как-то снимался в Финляндии и ездил туда из Москвы. В обратный путь выехал рано-рано утром, а до Москвы добрался уже глубокой ночью. Где-то последних часов пять я ехал и пел. Подпевал радиостанциям, вспоминал какие-то советские песни — чтобы не заснуть».

Музыкальные предпочтения Миха­ила, по его признанию, менялись с возрастом. В юности нравилась динамичная, громкая музыка, со временем актер стал слушать спокойные мелодичные композиции или джаз. А недавно понял, что ему больше всего нравится ездить в тишине — слушать не­громкий шелест шин, шум ветра. Ведь эти естественные звуки, которые сопровождают водителя в дороге, не мешают думать о том, как сыграть очередную роль, найти новый образ.

Присоединитесь к обсуждению этого материала на нашем сайте.

Статьи по теме