7days.ru Полная версия сайта

Галина Данилова: «Я нашла свое счастье в Турции!»

«Я снова люблю, любима и рядом со мной самый лучший мужчина на свете. Чувствую себя абсолютно счастливой».

Читать на сайте 7days.ru

«Как и героиня Веры Алентовой в фильме «Москва слезам не верит», теперь я точно знаю, что в сорок лет жизнь только начинается. Я снова люблю, любима и благодарна Богу, что рядом со мной самый лучший мужчина на свете. Чувствую себя абсолютно счастливой», — говорит актриса скетч-шоу «6 кадров» Галина Данилова, которая 13 июля вновь вышла замуж. На этот раз ее избранником стал турок Сейхун Эзбер.

— Галина, когда мы с вами встречались в ноябре 2009 года, у вас был непростой период в жизни — вы расстались с мужем. Но вы с оптимизмом смотрели в будущее и говорили: «Я знаю, что обязательно встречу мужчину, который полюбит меня и моих детей»…

— Да, и ведь я была права! Не раз убеждалась на собственном опыте: если очень сильно чего-то хотеть и свято верить, что в этой жизни возможно все, рано или поздно твои мечты непременно сбудутся. Всем говорю — не бойтесь мечтать, не бойтесь просить у Бога помощи! И я просила, ждала и надеялась, что когда-нибудь все-таки встречу того самого, своего единственного мужчину, с которым у нас будет одна судьба на двоих. Каждому из нас нужен любимый человек, семья, дом. А иначе ради чего жить?.. Но, конечно, я не думала не гадала, что судьбоносная для меня встреча произойдет в Турции.

И, поверьте, когда отправлялась туда отдыхать, никаких запросов в космос по поводу своего суженого не посылала. (Смеется.) Причем в тот отель, в курортном местечке Фетхие, я приехала в четвертый раз (уж очень мне там нравится), и отдыхали мы большой компанией: я с дочкой Ульяной и две мои подруги со своими детьми. В один прекрасный день — дело было в августе прошлого года — мы все поехали на морскую прогулку к двенадцати островам. А капитаном нашего экскурсионного катера был Сейхун Эзбер. Он давно работает в этом отеле, и чем только не занимается: кроме того, что возит туристов на катере, еще обучает желающих кататься на скутерах, водных лыжах, виндсерфингу. Естественно, я видела его и раньше, и, конечно, не могла не обратить внимание на такого симпатичного молодого человека.

Но в мыслях не было, что между нами что-то возможно… Так вот, на той морской экскурсии мы прекрасно провели время. Останавливались в бухтах у красивейших островов, загорали, плавали с масками. Сейхун нырял и доставал со дна морских ежей, дети визжали от восторга. За один день мы не успели посмотреть все острова, и назавтра я предложила подругам повторить прогулку. Но они не захотели. И получилось, что я поехала одна. Причем, кроме меня и капитана, никого больше на борту не оказалось. Сейхун даже разрешил мне порулить катером. А с какой любовью, как интересно он рассказывал о море, о своей стране (он неплохо говорит по-русски) — я просто заслушалась. И мы снова плавали, ныряли с масками. Вокруг нас кружились косяки рыб, они буквально обступили нас стеной.

Сейхун: Я много раз плавал в этих бухтах, но никогда не видел столько рыбы. Миллиард, не меньше. Это было очень необыкновенно! Я считаю, что именно тогда нас с Галей повенчало море.

Галина: В тот вечер мы так увлеклись нырянием и общением друг с другом, что потеряли счет времени, и я опоздала на ужин в отеле. Тогда Сейхун пригласил меня в рыбный ресторан. Мы сидели за столиком на берегу моря, наши ноги омывала вода, нам светили огромные звезды. Мы ели свежую рыбу и разговаривали без остановки. Рассказывали друг другу о своих семьях, обсуждали вопросы веры, религии, жизненных приоритетов. Стало очевидно, что мы с Сейхуном родственные души, думаем одинаково и смотрим в одну сторону. Он меня буквально покорил — красивый, мужественный, умный, сильный внешне и глубоко чувствующий человек.

На следующий день мы встретились на пляже, и Сейхун спросил: «А что любит твоя дочь? Я хочу познакомиться с ней поближе». Вечером, после своего трудового дня, он повез нас с Ульяшей в парк аттракционов. Там они с дочкой быстренько спелись, носились как сумасшедшие на картинге, дочка при этом прямо светилась от счастья. А на пляже Сейхун катал нас по очереди на скутере, «таскал» на водных подушках. В общем, устроил нам незабываемый отпуск… Когда настала пора возвращаться в Москву, договорились, что я при первой возможности приеду в гости. Пока же мы с Сейхуном постоянно созванивались, переписывались эсэмэсками. День начинался с его послания: «Доброе утро, любимая!» — и заканчивался пожеланием спокойной ночи. Как только у меня выдалось несколько свободных дней, я тут же улетела к Сейхуну.

Поселилась уже не в отеле, а у него дома. Пока он работал, я загорала, купалась, готовила что-нибудь вкусненькое, ждала любимого. И так мне было хорошо!.. Потом опять вернулась в Москву. Через две недели снова вдруг возникла пауза в работе, и я, решив, что это знак свыше, опять сорвалась в Турцию. Расставаться нам с Сейхуном каждый раз становилось все труднее.

Сейхун: Я чувствовал то же, что и Галя!

Галина: Даже на расстоянии я ощущала незримую связь с любимым. Думаю о нем, начинаю писать эсэмэску, и вдруг он звонит: «Я очень скучаю!». Или рассказываю ему, что ночью мне приснился страшный сон, а он говорит: «Ой, я тоже плохо спал, ужасы какие-то мучили». Меня эти совпадения поражали. Но до поры до времени ничего не загадывала и никаких планов не строила.

Просто была влюблена и чувствовала, что любима. Естественно, я понимала, что, несмотря на нашу душевную близость, между нами пропасть — у Сейхуна другая родина, другой менталитет, другой образ жизни. Но когда в конце октября он приехал ко мне в гости, осознала, что пропала окончательно. Мне хотелось серьезных длительных отношений. Чтобы Сейхун больше не уезжал, остался со мной.

Сейхун: И снова наши мысли и желания совпали. Именно в Москве я понял, что нам невозможно уже расстаться. И тогда же решил — Галя будет моей женой. Но предложение сделал позже. (Улыбается.)

Галина: А когда мы стали обсуждать, чего хотим от жизни, оказалось, что одного и того же! Я обожаю море и с детства мечтала о том, чтобы у меня был дом на морском берегу.

У Сейхуна такая же мечта. Он вырос у моря, в небольшом городке около Стамбула. И всегда хотел стать настоящим капитаном большой яхты с парусом. Но этому надо было учиться. А Сейхуну пришлось сразу после школы пойти работать. Он старший сын в семье (у него есть брат и две сестры), должен был помогать отцу. Тот часто уезжал на заработки в соседние страны — трудился на стройках, в портах. Когда отец отсутствовал, Сейхун был главным мужчиной в доме, зарабатывал деньги для семьи. А когда Сейхун, наконец, собрался заняться повышением квалификации, появилась я и нарушила его планы. Мы посовещались и решили, что пока у меня есть работа в Москве, мы живем здесь. Сейчас у меня программа-минимум: много работать и накопить денег, чтобы купить землю на турецком берегу, построить на ней дом, а там уж и собственная яхта не за горами.

Уверена, все так и будет!

— Галина, вы всерьез собираетесь отказаться от своей работы, окружения, навсегда уехать в Турцию и целиком посвятить себя мужу?

— Сейхун вовсе не требует, чтобы я бросила работу. Можно ведь спокойно жить на две страны. Так многие семьи существуют, имея недвижимость в разных точках мира.

— Но пока что вы живете в Москве. Сейхун, как вы себя чувствуете вдали от родного моря, чем занимаетесь?

Сейхун: Здесь, к сожалению, заниматься любимым делом я не могу, нет возможности. Когда есть море — я всегда могу найти для себя работу. Без моря мне тяжело.

Галина: У нас иностранцу устроиться на работу очень непросто! Мало того, что надо собрать кучу бумажек, но и, например, в какой-нибудь яхт-клуб не устроишься без солидной рекомендации.

— То есть Сейхун пока работу не нашел?

Галина: Но это же временно.

Сейхун: Когда мы вернемся в Турцию, я собираюсь учиться и все-таки стать капитаном большой яхты. Пока мне пришлось отложить свои планы. Но ради любимой женщины готов потерпеть.

Галина: Из-за меня Сейхуну пришлось терпеть и адские московские пробки, и непривычный для него холод. Я ведь очень много гастролирую по стране с двумя спектаклями — «Шесть кадров шоу» и «Ворожея, или Сеанс любовной магии».

И Сейхун ездил со мной, иначе бы мы вообще с ним не виделись. Он побывал в Петропавловске-Камчатском, Мурманске, Петрозаводске, Санкт-Петербурге. А дело было зимой, и мерз он ужасно.

Сейхун: Холод — это не страшно, я быстро к нему привык. Зато зимой здесь очень красиво, все белое, снег на солнце блестит… И я рад, что был рядом с Галей. Увидел, как ее любят в родной стране. В разных городах на улице подходят люди, признаются ей в любви, просят автографы. Можно быть известным человеком, но это не значит, что тебя будут все любить.

— Когда слышите, как посторонние признаются Галине в любви, не мучает ли вас ревность?

Сейхун: Скажу честно, мне трудно себя сдерживать, когда незнакомые мужчины начинают мою жену обнимать, целовать.

Пока я терплю. Но в какой-то момент могу и не выдержать.

Галина: Да уж, иногда люди, увидев человека из телевизора, ведут себя дико. Сейхун не может понять такое панибратство. Он страшно напрягается, вижу, что внутри у него все бурлит. Но, к счастью, он умеет словами, без мордобоя, доходчиво объяснить человеку, что тот ведет себя неправильно... Между прочим, мы оба ревнивые, и неизвестно еще, у кого это чувство развито сильнее. (Смеется.) А поскольку знаем за собой эту слабость, стараемся вести себя осторожно, поводов друг другу не давать.

— Как друзья и родные отнеслись к вашему избраннику?

— Первым делом, как только Сейхун приехал в Москву, я привела его на съемочную площадку скетч-шоу «6 кадров».

Я ведь видела, как он работает, а теперь хотела показать ему, в чем заключается моя профессия. Сейхун с интересом наблюдал за съемками. Познакомился с моими друзьями — «шестикадровцами». Сейхун — парень компанейский, с прекрасным чувством юмора. Все мои друзья его приняли сразу... Мама (она живет в Казани, где я выросла), когда услышала от меня, что мы с Сейхуном будем жить одной семьей, сказала лишь: «Ты взрослая женщина, тебе самой решать, как распорядиться своей жизнью». Думаю, у мамы были какие-то сомнения, но она их мне не высказывала. Больше всего я боялась, как отнесется к Сейхуну мой сын. Ведь Никита уже совсем взрослый, ему 22 года. Но все сложилось идеально! Они вдвоем вышли на лестничную площадку, покурили, поболтали, и сын мне сказал: «Мама, он классный».

Я с облегчением выдохнула. Что касается Ульяши, она Сейхуна любит безумно. Виснет на нем, как обезьянка, у них свои игрища — носятся по квартире, орут как сумасшедшие. Когда уезжаю на гастроли без Сейхуна, спокойно оставляю дочку с ним. Знаю: он ее и накормит, и спать уложит, и с уроками поможет разобраться, и в школу соберет. Сейхуну интересно все, что происходит с моими детьми. Бывает, говорит мне: «Ульяна слишком много времени проводит за компьютером. Это плохо». Или: «Почему Ульяна сегодня не читала? Надо, чтобы она читала больше». А раз мужу небезразличны мои дети, значит, мы действительно семья! И это дорогого стоит.

Сейхун: Конечно. И мне важно, чтобы Галины дети меня любили. В нашей семье должны быть мир, любовь и уважение друг к другу.

— Галина, а со своими близкими Сейхун вас познакомил?

— Конечно. С его мамой мы сначала познакомились по скайпу. Поскольку она не знает ни слова по-русски, Сейхун нам переводил. А в мае мы в Турции справляли мой день рождения. Вот тогда уже познакомились со всей семьей Сейхуна. Даже его старшая сестра Мелек, которая живет в Лондоне, приехала с мужем и детишками. Женщины накрыли огромный стол, наготовили национальных блюд. Мама Сейхуна научила меня готовить карны-ярык — это баклажаны, запеченные с мясом в духовке… Меня так радушно принимали! Почему-то принято считать, что в мусульманских семьях мужчина — царь, а женщина — ничто, молчаливая галлюцинация, что мужья своих жен там всячески гнобят. Это полная ерунда! На Востоке, наоборот, культ женщины.

Восточный мужчина никому не даст в обиду свою мать, жену, сестру, дочь. И сам не обидит свою женщину. Конечно, всегда есть исключения. Но дело тут не в менталитете, а в самом человеке… Да, мужчина-мусульманин долго выбирает себе спутницу жизни — она должна быть чистой, нежной, умелой хозяйкой, хранительницей очага. А когда найдет такую, будет ее любить и оберегать всю жизнь. И детей они воспитывают правильно: чтобы почитали старших, дорожили своей семьей, друг за друга стояли горой. Там семья — это клан, если у кого-то беда, все бросаются на выручку.

Сейхун: Так правильно: мужчина — глава семьи. Он должен решать глобальные вопросы. Ведь не может быть на корабле двух капитанов, вот и в семье должен быть один капитан — мужчина.

Галина: Да, мой капитан! Я с тобой согласна. (Смеется.)

— Галина, получается, вы — сторонница домостроя, кто бы мог подумать!

— Нет, не домостроя конечно, но я традиционно отношусь к браку. Для меня действительно важен официальный статус жены. Возможно, я старомодна, но мне очень хотелось, чтобы у нас с Сейхуном все было правильно — и роспись в загсе, и красивая свадьба. Признаюсь, я ждала от него предложения руки и сердца, хотела его услышать. И когда Сейхун предложил мне стать его женой, не раздумывала ни секунды. Правда, свадьбу пришлось отложить на несколько месяцев, потому что у невесты был очень напряженный рабочий график. (Смеется.) Мы с трудом выкроили один день — 13 июля.

Собрали самых близких людей, человек 25. К сожалению, родных Сейхуна не было. Не имело смысла проделывать долгий путь из Турции в Москву ради того, чтобы провести с нами один вечер. На следующий день мы с мужем вместо свадебного путешествия улетали в Сочи, у меня были заранее запланированы гастроли… Тем не менее, свадьба у нас получилась самая настоящая! Я сшила на заказ шикарное белое платье в пол с открытой спиной, а волосы украсила цветочками. Кстати, из-за этого платья мы чуть на регистрацию не опоздали. Я очень суеверна, поэтому сделала все, чтобы жених не увидел мой наряд раньше времени — это очень плохая примета. Поэтому мы отправились в загс на разных машинах. Сейхун еще не очень хорошо ориентируется в нашем огромном городе и ездит по Москве по навигатору. Я заранее «забила» туда адрес загса. Но, видно, в суматохе что- то перепутала, и мой жених заблудился!

Я добралась до загса гораздо раньше Сейхуна, а потом долго объясняла ему по телефону путь. На регистрации мы оказались последними. И расписывал нас почему-то мужчина, который быстро, скороговоркой протараторил положенную речь и обратился, как полагается, сначала к жениху: дескать, готовы ли вы взять в жены эту женщину, отвечайте? И тут Сейхун, который, видимо, от волнения, не уловил смысла этой тирады, поворачивается ко мне с испуганным видом и спрашивает: «Что он сказал?» Я кричу: «Говори «да»!» Сейхун послушно повторил: «Да!» (Смеется.) Потом гуляли в ресторане ЦДЛ, все прошло душевно и весело. Мамочка моя приехала к нам из Казани, попела песни, натанцевалась до упаду. Сейхун ее, естественно, сразу покорил. Он это умеет. На прощание мама обняла меня и даже прослезилась: «Доченька, я так хочу, чтобы ты была счастлива...»

А букет невесты, между прочим, поймала Аленка, девушка моего сына. Они осенью хотят пожениться. Никита сейчас потихоньку адаптируется в Москве. Он окончил, как и я, Казанское театральное училище и недавно приехал в столицу. Активно ходит по кастингам, пытается найти работу.

— Ну вот, сын вырос и стал самостоятельным, вы официально зарегистрировали брак, что в ближайших планах?

— Буквально на днях уезжаем в свадебное путешествие, жду не дождусь! Сейхун очень здорово все сам придумал и организовал. Мы втроем, с Ульяной, полетим в Стамбул, а оттуда отправимся в путешествие вдоль турецкого побережья на автокемпере — это домик на колесах. Потом проведем недельку в нашем любимом месте, том самом, где познакомились.

А еще хотим устроить сюрприз родителям Сейхуна — съездить к ним в гости на большой мусульманский праздник Рамадан. Так что планы у нас грандиозные.

Сейхун: Жена у меня энерджайзер. И мне дает силу, энергию. Хочется ее радовать, удивлять. Мне повезло — нашел женщину, о которой мечтал.

Галина: Мы действительно идеально совпали. Нам даже нравятся одни и те же фильмы — Кустурицы, Бекмамбетова, обожаем актеров Аль Пачино и Джека Николсона. Оба любим слушать классическую музыку, танцевать. Мы понимаем друг друга даже без слов.

— У вас вообще не бывает разногласий?

— Бывают, конечно. Но это такие мелочи. Например, я хочу купить серебристый телефон, а Сейхуну нравится черный. Мы некоторое время довольно эмоционально спорим. Но в результате Сейхун мне уступает, потому что для мудрого мужчины этот вопрос не принципиальный. Муж у меня умница, никогда не будет раздувать ссоры. Если его что-то не устраивает, может меня поругать, но деликатно, без оскорблений… Я очень благодарна мужу за то, что он безропотно берет на себя бытовые дела. Как-то, помню, вернулась с гастролей — дома меня ждет сюрприз: Сейхун положил в ванной плитку в морском стиле. Было ужасно приятно! Он умеет все — и мастерить, и стирать, и готовить. Я очень устаю на работе, и любимый всячески пытается облегчить мне жизнь. Конечно, Сейхуну хотелось бы, чтобы я больше времени уделяла ему и семье. Но пока это невозможно. Я считаю так: если тебе дается много работы, нельзя от нее отказываться.

А то потом будешь сидеть без дела и локти кусать. Но мы не отказываемся от наших планов, жить хотим в Турции.

— Сейхун из большой семьи, в которой много детей, а вы задумывались о прибавлении в семействе?

— Конечно. Мы оба очень хотим ребеночка. Но тут уж как Бог даст, мы не в силах планировать такие вещи. Конечно, я мечтаю родить мужу сына, наследника… А потом еще дочку. (Смеется.)

Сейхун: Хорошо бы сразу двоих — мальчика и девочку, и на этом успокоиться.

— Галина, истории о том, как после развода русские женщины не могут поделить общего ребенка с мужьями-иностранцами случаются сплошь и рядом.

Вы этого не боитесь?

— Даже рассуждать об этом не хочу. Я очень суеверный человек и считаю, что даже дурные мысли могут материализоваться. Да и зачем думать о плохом? Я очень счастлива — рядом со мной мужчина, которого я искала всю жизнь. Теперь наша с Сейхуном задача — сохранить наши отношения на долгие годы. У нас все еще впереди — радости, открытия, счастливые мгновения...

Присоединитесь к обсуждению этого материала на нашем сайте.